Новая статья блога

Клод Моне. Болезнь импрессиониста (2)

К. Моне. Впечатление, восход солнца.

Как бы продолжение. Начало напоминает тему первой беседы о Ф.Ходлере.  



СП – Вернусь к затронутому. Первая жена Клода Моне Камилла погибла трагической смертью. Она была очаровательной женщиной, с которой художник познакомился, когда ей было немногим более восемнадцати. Она позировала ему для картин "Дама в зеленом" и "Женщина в японском костюме". Она ни разу не пожаловалась на то, что Клод растранжирил ее приданое и умерла после рождения второго сына Мишеля. Надо сказать, что супруг проявил слабохарактерность и покинул ее, оставив на попечение деревенского доктора и Бланш Гошеде. Последняя еще при жизни Камиллы чувствовала себя хозяйкой дома. Лишь когда жена умерла появился Клод Моне. В этот момент он остался истинным художником, запечатлев ее портрет на смертном одре в голубой дымке, настолько его поразила красота умершей. Так появился истинно шедевр импрессионной живописи. Правда, после этого через несколько лет художник женился на Алисе Гошеде и по указке этой властной женщины уничтожил все, что напоминало о Камилле. Даже могила ее оказалась заброшенной. Но это уже другая тема, вроде вьетнамских художников. Вопрос: "От какой болезни умерла Камилла?" Заодно проиллюстрируйте картиной, поскольку я лишен этой возможности.

 

ВС – Версии причин смерти Камиллы, слышал две - от туберкулеза или от рака матки, или шейки матки. Если честно, сам никогда не акцентировался на этом вопросе. Лариса утверждает, что причина смерти рак матки. А насколько я знаю – рак шейки матки бывает гораздо чаще.

ПС – Вот фотография могилы Клода Моне в Живерни и Музей Мармоттан-Моне в 16 квартале.

Был там неделю назад. Великолепный оазис импрессионизма, в котором представлены работы Клода Моне. К чему я это вспомнил? Дело в том, что значительную часть экспозиции представляет собой коллекция Жоржа де Беллио. Потомок знатного румынского рода, врач по образованию (активный сторонник гомеопатии) и меценат с первого взгляда влюбился в импрессионистическую живопись, подружился на всю жизнь с художниками этого направления.


Клод Моне исследовал феномен человеческого восприятия через все более обособленные от предмета цветные пятна, формирующие представления о видимом, но до сих пор непостижимом (это я о предпочтениях Виктора и его оценках упомянутой мной картины как нешедевральной). Художественный критик Октав Мирбо так выразился в связи с этим: "...воздух обволакивает каждый предмет, наполняет его тайной, окутывает красками, то тонированными, то мерцающими". "Посмертная" картина выставлена в д`Орсе. Смею уверить, она заставляет замереть и притягивает взгляд. Как тот носорог при входе в музей.


Кстати, в собрании ди Беллио содержалась картина Моне "Впечатление. Восход солнца", давшая название всему направлению. Она и представлена в музейном собрании Мармоттан. В 1985 г. несколько картин (в том числе и эта) были украдены из музея, однако в связи с известностью были обнаружены на Корсике и вернулись на место.


Вот про ди Беллио можно было бы кое-что сообщить. Что касается общей темы обсуждения. Вначале высказывалась мысль о том, что грамотный врач и талантливый художник - не одно и то же. Все-таки, врачебное ремесло имеет прагматическую направленность. Художник - другое дело. Он адресует свои устремления к душевным струнам людей. Не хочу фокусироваться на общих вопросах искусства. Я оформлю свою мысль так, что вблизи талантливых художников очень часто находились врачи. В этом есть некая уязвимость обнаженной художественной натуры ("...его всяк может обидеть"). Вот прочувствование, стремление помочь, поддержать - это и составляет суть врачебного участия. Можно приводить множество примером тех же импрессионистов, Ван Гога и т.д.


Обратный пример я могу привести с Жан Леоном Жеромом. Был такой французский художник, академик, который добился всех официальных почестей, которые можно пожелать: медали Салона, ордена Почетного легиона, звания академика. Ниже я представил одно из его произведений. Он входил в тройку самых заклятых врагов импрессионистов, наряду с Кабанелем и Бонна. Он известен тем, что много путешествовал и бывал не раз в России. В Эрмитаже хранятся паять его картин, две из которых были приобретены лично Александром III, ни черта не смыслящим в живописи, а ориентирующимся на реноме. Кстати, одна его картина не так давно наделала шуму после похищения. Так вот, уже в преклонном возрасте на открытии Всемирной выставки он пытался помешать президенту Лубе войти в зал, где экспонировались работы импрессионистов: "Прошу Вас остановиться, господин президент, - воскликнул он, - далее следует позор Франции!", тем самым проявив себя откровенным ретроградом. Так вот, возле него как-то не отсветилось ни одного врача. Он был весьма остроумным, однако, к старости когнитивно явно сник. Что касается таланта, то при всей внешней выраженности атрибутов академической школы с этим как-то было не очень. По этому поводу выразился Эмиль Золя в том смысле, что истинными картинами в художественном смысле его творения назвать трудно. Он определял их как "модный товар" и, обращаясь к нему, говорил: "...Вы прекрасно знаете ваше ремесло, в ваших пальцах изумительное умение. У Вас талант рабочего. Напрасно я ищу в Вас творца. В Вас нет ни вдохновения, ни характера, ни индивидуальности какого-либо рода. Вы живете вашими произведениями, Вам не ведома горячность, всемогущий порыв, который овладевает истинными художниками". Тем не менее этот сановный официалист жил на широкую ногу в особняке на бульваре Клиши и старался преградить путь в Салон всему, что мешало его славе.

Картина "Дуэль после маскарада", которая принесла автору такой шумный успех, что он исполнил повторение для Кушелева-Безбородко, которым мы можем любоваться сейчас у нас. Возможно, у Виктора в сравнении с "Посмертным портретом Камиллы" появятся иные ощущения.


ВС – Академизм, классицизм... все это хорошо, но в восприятии мало динамики, зачастую, практически важнее факт. Импрессионизм - движение, более эмоций, чем мыслей... А так как эмоции - это более "старое", "животное", то и восприятие более "глубинное", ближе к подкорковому. И техника живописи в этом имеет немалое значение. Как-то так. <b>ПС</b> – Виктор. Трудно сказать, как при помощи идеаторики можно понимать картины? Ну объяснишь, что художник хотел выразить ей то-то и то-то... Но, все-равно, художественное искусство лежит вне рационального объяснения. Теперь по поводу различий в академизме и других подходах. Проще говоря, первые работали в мастерской и делали предварительные наброски, а вторые - на пленере и набросков не делали, успевая сотворить картину целиком, порой не одну.

Картина Моне, изображающая тополя и снимок того, что от них осталось. Кстати, Клод Моне страдал от болезни глаз. Безусловно, это сказалось на его творчестве, однако, смена стиля была не только элементом деформированного видения, но и выражением творческого поиска. Как выразился один из художественных критиков "предмет оказался лишен четкой границы". Моне искал новые техники. Поэтому сейчас в нем видят провозвестника абстрактной живописи и предтечу таких художников, как Василий Кандинский, Джексон Поллок или Марк Ротко.


ВС - В стиле импрессионизма можно писать и не на пленере - по памяти "того впечатления" и с набросками, так же как и классику можно рисовать не в мастерской, без этюдов и набросков, хотя "неудобно". Т.е. хочу сказать - это только помогающие нюансы. P.S.  Итересно, а причина смерти Моне? Вроде перенес две операции на глазах (катаракта?) по настоянию друга врача.

Один из поздних автопортретов (1917 год) и Венеция Сумерки. На обеих картинах отражается аномалия цветовосприятия.


ПС - Понятно, что можно творить и таким образом. К примеру, тот же Моне в то же время, когда написан этот портрет, посетил вместе с Алисой Венецию, где начал ряд картин, которые были завершены только через несколько лет в его мастерской в Живерни. Поскольку художник плохо знал климатические особенности города на воде, то он использовал в своих пейзажах в основном голубые и оранжевые цвета. Огорченный конечным результатом, Моне позже заметил: "Это отвратительно... Я дописывал по памяти, и природа отомстила мне."


ВС - Здесь есть такой момент - если сразу не схватил суть впечатления, то все как-то расплывчато, пятнами; потерял остроту, детали, в т.ч. цветовые. Тогда и начинается "вымучивание". Есть такое выражение - "замучать картину". Естественно, зависит от особенностей памяти, да и много от чего зависит. Для многих, чем больше он рисует на пленере, тем труднее по памяти восстановить "изюминку" того нового, чего он не рисовал еще. Поэтому ему надо "подглядывать". В конкретном случае, видать Моне ухватил какое-то оранжевое "пятно", условно. Это пятно доминировало в мозгах. Как результат - везде накидан желто-оранжевый. Да и "малиновый" оттенок неба вверху как-то выпадает.


ТР - С удовольствием читаю Ваши комментарии, Сергей и Виктор. Это интересно, потому, что это ново, много трудно передаваемых, но приятных ощущений. Мне последняя картина, наоборот - понравилась. В конце концов я не специалист, мне можно. Справка про катаракту - раньше оперировали без искусственных хрусталиков, просто удаляли мутный хрусталик и естественно менялось много, могла быть ксантопсия(видение в красном), искажения, необходимость "толстых" очков, что в свою очередь вызывает оптические абберации ...


ЛШ - Источников биографических данных, написано: "врачи обнаружили опухоль" -это в 1926 г.(м.б. было вскрытие!?), но и возраст был уже солидный - 86 лет. Очевидцы пишут, что техника рисунка изменилась в связи с заболеванием глаз - расплывчатость, нечеткость, может это и вариант техники импрессионизма, но впечатление рисунка плохо видящего человека. Вряд ли была ксантопия. А что такое - двойная катаракта?


ТР - Двойная катаракта, скорее всего имелось в виду двустороняя, т.е. на обоих глазах. Можно только предположить, разумеется, без очков он виден мало, т.к. хрусталик- это оптическая линза, после таких операция раньше вынуждены были выписывать очки не менее +10, сами понимаете, что это могло повлиять.


ПС - По всей видимости, насчет "двойной катаракты" - это неправильный перевод. У Клода Моне была вторичная катаракта, развившаяся после первой операции, сделанной в клинике города Нейи. При этом художник обнаружил, что зрение улучшалось, если он закрывал один глаз, обычно левый. В тот период Моне жаловался, что, смотря левым глазом, пораженным катарактой, он видел все в слишком желтых красках, в то время как, смотря прооперированным глазом, он видел мир в насыщенном голубом цвете. Некоторые картины были написаны то с одним закрытым глазом, то с другим. Разница между двумя видами поразительна. Вообще, по поводу его органа зрения лучше всего выразился его близкий товарищ Поль Сезанн: "Моне - Это просто глаз, но, Боже, что за глаз!" После его смерти на левом глазу обнаружена опухоль. А вот причиной смерти стал рак легкого.


ТР - Спасибо,  это так интересно, жизнь и события в ней великих, да и простых смертных так сильно переплетены. Вторичные катаракты после оперативного лечения встречаются и сейчас, вкратце это задняя капсула хрусталики с регенерировавшими хрусталиковыми волокнами, плотная, сейчас мощные лазеры разрушают эту капсулу, раньше это достигалось оперативным путем. Действительно СП точно описана одностороняя афакия (отсутствие хрусталика), изображения на сетчатках глаз разное, поэтому их слияние в головном мозге невозможно, возникает двоение, и Моне приходилось закрывать глаз. Вместо ксантопсии на афакичном глазу иногда возможно видение в сиреневом цвете, а на втором о глазу выраженная катаракта дает желтоватый оттенок, представляю как его это раздражало, глаз прооперирован, видит, но только мешает. Ксанопсия кстати уменьшается со временем. Сейчас и то есть проблема коррекции односторонней афакии. Как это было трудно для художника, хотя со временем организм ко всему приспосабливается и достаточно хорошо и без проблем .


ПС – В отношении его глаз есть статья в журнале "Alexander von Humboldt Stiftung. Mitteilungen". Раньше операция ограничивалась удалением хрусталика (такие операции выполняли еще в античности), затем техника ее усложнилась с использованием искусственных линз. Моне страдал прогрессирующим ухудшением зрения с 27 лет. Считается, что это связано с пленерной работой и влиянием прямого света. Так или иначе, он вначале пользовался мидриатиками, а потом, как мы уже выяснили, сделал одну, затем вторую операцию.

Еще немного по поводу рефрактивной катаракты, бывшей у Моне. Доказано, что одной из причин помутнения хрусталика может быть ультрафиолетовое облучение. Исследуя аддитивное сочетание цветов, английский физик Максвелл подтвердил необходимость соотношения трех пучков света, чтобы получить ахроматическое, бесцветное пятно. Другой физик, Гельмгольц, доказал, что любой спектр можно подобрать с помощью соответствующего сочетания трех пучков света. Исходя из этих наблюдений, они верно заключили, что чувствительные клетки сетчатки глаза - рецепторы - должны быть трех видов. Ученый был прав, однако в самом грубом приближении, так как связь между деятельностью трех типов чувствительных клеток и восприятием цвета гораздо сложнее. Более правильно классифицировать типы рецепторов по порогу их чувствительности при короткой, средней и длинной длине волны.


Пока Максвелл и Гельмгольц развивали теории о физиологической основе сочетаний цветов, Моне, Мане и Ренуар экспериментировали с аддитивными и субтрактивными сочетаниями цветов на холстах. Именно здесь были заложены многие основы стиля Моне, включая живопись "на пленэре" и изображение сложной игры теней и света. Позже в 1921 году художник-неоимпрессионист Поль Синьяк написал исторический доклад "Эжен Делакруа в неоимпрессионизме". В этой работе он описал четыре аспекта технических приемов импрессионизма, подведя теоретическую базу под поиски нового искусства. Первый аспект - палитра должна была состоять из однородных цветов, чистых красок. Импрессионисты старались использовать самые насыщенные красящие вещества. Второй аспект - особенность смешивания красок на палитре и получение оптических сочетаний, которые относились к использованию аддитивного и субтрактивного сочетания цветов. Следующий принцип: импрессионизм - это "метод вдохновения и интуиции", основанный на нежелании импрессионистов следовать строгим методам и канонам академического искусства. И, наконец, Синьяк придает особое значение манере импрессионистов класть мазки в виде запятой.


Эти мазки можно увидеть на многих картинах Моне, но он пользовался самыми разнообразными способами наложения мазка и специально подбирал их так, чтобы они наилучшим образом соответствовали текстуре полотна. Он использовал пестрые разнообразные краски, чтобы передать на холсте рябь на воде или изобразить клубы дыма или пар. На некоторых своих картинах Моне передал тени, отраженные в воде, главным образом, с помощью вертикальных линий, в то время как плавающие листья кувшинок, наоборот, переданы толстыми горизонтальными мазками. Эти рисунки можно считать первым шагом к абстракционизму.


Моне нарисовал несколько серий картин, включая полотна с изображением собора в Руане. Каждая картина передает игру света и теней в разное время суток: раннее утро, когда солнце ласково пробивается сквозь туман, обволакивающий шпили собора, и полдень, когда весь фасад утопает в солнечном свете. Картина, на которой изображен полдень, должна бы отражать в несколько тысяч раз больше света по сравнению с той, где запечатлено раннее утро. Моне не смог бы передать этого на полотне, но ему это не было нужно. Наши органы зрения нечувствительны к общему уровню света на большом расстоянии. Моне понял другие особенности человеческого зрения: общий уровень света увеличивается, когда вместе с ним увеличивается различимый контраст - желтый и голубые цвета становятся более насыщенными, черный - чернее и белый - белее.


В картинах, изображающих одно и то же с разницей в десятки лет можно увидеть не только разницу в цветах, но и менее отчетливые линии - несомненно, из-за рассеивания света, вызванного помутнением хрусталика глаза художника. Несмотря на плохое зрение, Моне попытался осуществить мечту давних лет - создать огромные полотна, которыми было бы заполнено все пространство внутри комнаты и на которых были бы изображены вода и цветы во всем их неуловимом блеске. Однако он не мог больше различать многие цвета своих красок, и в своем выборе цвета полагался на название, которое читал на этикетке тюбика, а потом запоминал точное расположение тюбиков на палитре. Он понимал, что многие его картины были слишком темными, поэтому часть их он изрезал или уничтожил. Однажды Моне сказал, что хотел бы родиться слепым, а потом прозреть, чтобы передавать на полотне свои впечатления, не находясь под влиянием прошлого опыта. В 1922 году, в возрасте 82 лет, он, по существу, стал слепым на правый глаз и едва видел левым глазом. Тем не менее он говорил: "Я буду рисовать даже слепым, как и Бетховен, который сочинял музыку, будучи абсолютно глухим".


Моне практически не рисовал голубыми красками в последний период. Из-за сильной катаракты на его глаза падало малое количество света с короткой длиной волны, что делало невозможным отличить голубой цвет от черного. Компенсирующие процессы, поддерживающие восприятие цвета в старости, исчерпали себя. Вскоре он уже не мог рисовать... После операции он долгое время не мог различать цвета, но ему удалось исправить это с помощью специальных очков, которые раздобыл его друг, художник Андре Барбье. Он был очень ему признателен. Наконец зрение его в полной мере восстановилось, и он был абсолютно счастлив. Он даже работал над другими мотивами, кроме "Кувшинок", писал розы и мосты, тональность которых совершенна. К несчастью, в апреле 1926 года Моне вдруг резко изменился, похудел, и тем не менее, несмотря ни на что, продолжал работать в мастерской над "Кувшинками". В октябре он перестал работать и в начале декабря 1926 года, пятого числа, скончался. В заключение представлю его резюмирующее высказывание: "Я пытался сделать невозможное - нарисовать сам свет".


 Картины возвращающие к началу беседы:

Оставить комментарий

Комментарии: 3
  • #1

    rytuał miłosny (Понедельник, 10 Апрель 2017 22:51)

    rytuał miłosny

  • #2

    Viagra Soft (Четверг, 13 Июль 2017 20:53)

    viagra

  • #3

    levitra (Воскресенье, 13 Август 2017 04:01)

    синтетическая виагра